Дресвянка

Деревне Дресвянке Заринского района 152 года. Основали ее семьи Щекотовых, Алюниных.  В Столыпинские годы приехали Ехлаковы, Парахины, Шнякины.  Деревня названа по месторождению дресвы – крупного песка. Рядом с деревней гора  из дресвы. Дресву использовали в строительстве, женщины шоркали  до желтизны по субботам и к церковным праздникам некрашеные полы.  Вокруг деревни места красивые:  березовые светлые леса, звонкие по лету от песни кукушки. Местность  увалистая –  начало Салаирского кряжа. Дома деревенские на высоком светлом угоре.  На устье речки Хмелевки и речки Каменки камень добывали,  места  с тех времен называют Устье. От самой деревни в сторону Луговика тянется  глубокий лог, местные «Падь» называют. Речки в округе текут небольшие  Хмелевка, Каменка, Жирновка, но вода светлая, холодная, вкусная. Гольянов, пескарей, чебаков, окуньков пацаны ловят.  Хариус водится. Леса вокруг грибные, с ранней весны сморчки плодятся, летом лисички, грузди, по осени опята пойдут. Межколхозлесхозу до закрытия удалось посадить ель, в посадках рыжики – царские грибы каждый год вырастают. В березняках на полянах земляника душистая, на косогорах клубнику ведрами можно собирать. По берегам  речек дикая смородина, калина, а за кислицей и  малиной  недалеко в тайгу за Сережиху или Лебедиху надо ехать. Черемуха  с рябиной у каждого под окном спеет. Птиц певчих много, к концу лета тетерки с выводками по окраинам деревни ходят. Серьезный зверь водится. Сели покушать механизаторы, мимо лось промчался. А за ним волки. В Покровке сеяли, шофер под капотом в двигателе поломку исправлял, медведь рядом пробежал. Тракторист подъехал и говорит: «Вить, тебя чуть медведь не съел». А тот в ответ: «Я его и не заметил». Сейчас медведи прямо к деревне подходят, к пасеке, к речке Хмелевке, следов на тропинках, дорогах много.

До революции все жители единолично жили. Всю тяжелую крестьянскую работу выполняли вручную. Перед Первой мировой войной  у богатых односельчан  Парахиных, появилась сельскохозяйственная техника: косилки конные, лобогрейки.  Деревня была огорожена поскотиной для сохранности скота.

После революции благоприятными для развития единоличного хозяйства были 20 — е годы. Крестьянам предоставили полную свободу. Иди куда хошь, делай, что хошь, и, сговорившись  вместе жить и работать, многие стали разъезжаться по заимкам, хуторам, выселкам, односельям. Хорошо зная климатические условия, выбирали место красивое, живописное для развития своего хозяйства, с учетом направления ветра, наличия воды, солнечного света, леса, возможности заниматься промыслами: пчеловодством, сбором грибов и ягод, рыболовством.  Кроме землепашества мужики владели разными промыслами. Иван Хардин обосновался в таежной деревне Змеевке, срубы домов  рубил и продавал. Пихту рубил поздней осенью, когда соку в ней нет. Очень сильный был.  Свалит дерево, очистит от сучьев, на голове из лога вытаскивает. Поднял раз, так тяжело показалось, что ушные перепонки лопнули, оглох. В одном, срубленным дедом,  100- летнем доме, семье внучки Валентины довелось жить. Щекотов Александр Филиппович сита прочные из конского волоса плел, на  обечайки ловко натягивал, продавал на базаре в Хмелевке. Кузьма Григорьевич Алюнин изготовлял  щетки чесальные для овечьей шерсти.  Шерстобиток не было, овечью шерсть чесали  металлическими щетками, чтобы от мусора избавиться. Из пушистой шерсти после чески  катали валенки, пряли  пряжу.

В 1930 г. в Дресвянке был организован колхоз «Гудок». В деревне проживало 480 жителей, было 88 хозяйств.  В колхоз добровольно многие не шли.  Председателем колхоза все военные 40 – е  годы работал Прозоров Степан Кузьмич. После войны его сменил фронтовик Долгополов Тимофей Владимирович, потом председательствовал  И. Бахтин. Затем колхоз слили с колхозом имени Хрущева села Хмелевки, в Дресвянке организовали бригаду, бригадир Илларион Михайлович Савинцев.  Поля пахали и засевали трактористы Хмелевской МТС, это были годы освоения целины. Позднее  трактора передали в колхоз, колхозники стали отвечать за всю технологическую цепочку выращивания урожая. Колхоз в Хмелевке переименовали в имени Горького, бригадиром  поставили Алюнина Анатолия Кузьмича.

Семья Алюниных

Дед Григорий Федотович  Алюнин с женой  Полиной Степановной (Гневышевой в девичестве) родились в Дресвянке, этой же деревни был и прадед Федот. Жили единолично, коня не было, корова, овечки. Сын Кузьма Григорьевич Алюнин родился в Дресвянке в 1908 г. Служил на Дальнем востоке в кавалерии. Там женился, жену  Марию Даниловну взял из г. Борзя Читинской области. В 1939 г. вернулся и работал счетоводом в колхозе. От них пошло 60 человек:   8 детей, внуков 24, правнуков более 30 человек. В 1942 г. Кузьма Григорьевич ушел на фронт, воевал пулеметчиком под Витебском. Пришла похоронка,  родные оплакали. Потом сын пришел домой на одной ноге  с костылем, другую оторвало миной. Доктора спасли от смерти. Пенсии назначили  солдату 8 рублей. Стал работать в колхозе, ревизии делал, шорничал, сапоги шил, валенки подшивал, верхом на лошади пас колхозных овец. Мария Даниловна коров доила. Воспитывали детей. Семеро детей на разных должностях работали в колхозе. Колхозный стаж семьи Алюниных около 300 лет.  Сын Анатолий Кузьмич  33 года работал бригадиром в Дресвянке. Должность ответственная и хлопотная, надо рационально организовать труд всех членов бригады, чтобы увеличить надои молока и привесы телят. Первую награду  получил за богатый урожай льна – лыжи.  Награжден Кузьмич  за свой труд орденом Трудового Красного Знамени.  Бригада всегда передовой была, ухаживали за животными, на  2 фермах стояло  1200 голов скота вместе с телятами, их выращивали отдельно в трех зданиях. Фермой  деревня жила, всем была работа. Люди в Дресвянке трудолюбивые,  большинство не пьянствовали. У пьющих презрительные клички были, одну женщину Светланой звали по одноименному одеколону.  Надои молока высокие получали.  Телят упитанных  выращивали, пасли их по берегам Аламбая на Чалково.  Чтобы телята, коровы далеко не уходили, вокруг стада пастухи круг очерчивали и заговор читали, помогало — передышка была,  даже соснуть можно. Земля  вокруг Дресвянки хлеб богатый  родила, травы  вырастало — не перекосить. Скот пасли в Кашкале – первой, Кашкале  второй.  Сено  зеленое, как лук, на таежных полянах, лугах у бывших деревень Самсонихи, Искры, Одиннадцатого, Розы, Гусишки, Новосельского, Красный ключ ставили  питательное, душистое.  Литовками выкашивали  траву в двух Оборонских логах, в  Русляковских, Маячном, Калманских и в логу Штаны, по речке Еловке. Сено метали стогометом. Василий Андриянович Цебелев  вернулся с войны двадцатилетним  без обеих ног,  протезы не носил.  Сын Иван да дружок Иван по прозвищу Драночник  принесли протезы на сенокос и спрятали в копну ради шутки.  Николай Алюнин копну стогометом поднял, а оттуда ноги торчат, сердце зашлось от неожиданности.

На Караульной гриве у Покровки, Пыхтарских, Борисовских полях  пшеницу, овес сеяли, под Луговиком гречиху. В Сережихе поля были,  у Дресвянки  поля по старой памяти назывались Долгополовские, Алюнинские —  3 тысячи гектаров засевали. Зерно хранили в складах центральной усадьбы – Хмелевке.  Работало 25 тракторов и 12 комбайнов, свою заправку построили, мастерскую по ремонту техники. Для приезжих механизаторов баня работала. Бабу Марусю банщицей поставили. Зимой в бане лен чесали. Лен хорошо родился, большие скирды наскирдовывали. В конюховке 70 коней караулили, но еще она мужикам  вместо клуба по интересам была, зимними вечерами кто шорничал,  в домино играли, картежничали при коптилке. Кони дресвянские лучшие во всем колхозе  были.  Свадебный поезд всегда на тройках  ехал, сани —  кошевки яркими коврами накрыты, под дугой колокольчики малиновым звоном заливались, алый бархат под сбруей, сбруя медью украшена, начищена, блестела, как золотая, на ней шаркунчики звенели в лад колокольчикам. Серафим Шевелев по прозвищу дед Щукарь  на облучке передних саней с гармошкой в руках соловьем заливался.  Управлял тройкой коногон Пясь.  Наряжали коней и  в красивую с кистями сережихинскую сбрую.

В кузнице Ехлаков Еким Константинович, Свининых Василий Тимофеевич любые  сани:  выездные,  как игрушечки,  и повседневные — рабочие ладили. Пока гаража колхозного не было  дед Щукарь воду в 200 – литровом котле грел для тракторов, гараж в 1980 г построили. Здания ферм добротные построили. Большое строительство в колхозе при председателе А.К. Рыжкове было.

Здание начальной школы светлое, просторное на высоком косогоре стояло. Ребятня  с пятого класса в Хмелевку  бегала за знаниями. Все лето тринадцатилетние подростки с полюшкой – половинкой литовки — осот на полях вырубали, поля в те времена не опыляли. На заработанные  деньги  одевались к школе. Киномеханик по прозвищу «Батя» два раза в неделю в клуб кинофильмы привозил. В магазине сахар, соль, спички – все самое необходимое продавали. На выбора (раньше так назывался этот день и праздником для людей был) даже пиво из Барнаула  сельпо доставляло.  Пока везли за тридевять земель  пиво замерзало, градусы вверх ушли, кто первый купил – хмельное, остальным доставался квас.  На Крещенье молодежь ворожила. Ночью  у проруби кольцо венчальное в стакан опускали, смотрели суженого. В бане девушки  гадали, парни узнали и спрятались, да  всех девчонок  сажей перемазали, страху, а потом смеху было! Под подушки на ночь прутики от веника  мосточком выкладывали, просили «Приди суженый». Приснилось Валентине, что она оборвалась с подвесного моста через Аламбай в деревне Казанцевой, силы на исходе,  вот — вот в реку упадет. Спас ее парень в папахе и кожаной куртке. На следующий день Николай Алюнин пришел в клуб, вскоре они поженились. А Николай Валентину без ворожбы, еще школьницей подсмотрел, ждал, когда вырастет его невеста. В армии успел три года отслужить в танковых войсках наводчиком орудия в Белоруссии.  Прожили 42 года в любви. Вырастили двоих сыновей. Алексей — прапорщик, служит в полиции нашего города. Андрей служит в МЧС Заринска, мастер спорта международного класса по тяжелой атлетике, воевал в Чечне.  Брат жены с 12 лет в их семье жил, в армию его проводили, встретили, женили. Отец жены, фронтовик, инвалид  В. И. Хардин 12 лет доживал  в их семье,  дальняя родственница с ними 15 лет свой век доживает. Всем их доброты семейной хватает.

Сегодня осталось в Дресвянке 6  семей коренных жителей,  большинство пенсионеры. Колхоза, школы нет. Магазин приезжает из Хмелевки. Фермер С.Н. Ехлаков  сеет  зерновые, зимой технику свою ремонтирует, Ю. Злобин лесом занимается, пихтовое масло гонит. Желающим работать дело есть.

Благодарю  Н. К. и В.В. Алюниных, Н.Е. Надейкину, И.А. Владимирова.

Надежда Старцева.