Выдающиеся люди г. Заринска. Иван Яковлевич Таратынов (1930-1981 гг.)

Стройплощадка

Вечерами я вижу из окон

Город мой на ладонях полей.

Очень быстро вырасти смог он

Выше старых моих тополей.

Выше давних моих ожиданий,

Выше песен про сказочный град.

И сегодня романтики дали

У меня под окошком стоят.

Мне не надо с родными прощаться.

Лишь в рабочий автобус войти…

Вот мечты моей стройплощадка –

На шестом километре пути.

Друг мне весточку шлет с Усть-Илима,

Он завидует доле моей.

Я строитель, творец Коксохима,

Самых мирных его батарей!

Ю. Кузьмин

Заринск! Имя красивое, ничего не скажешь, звучное и радостное. Город небольшой, но создавали его великие люди. Одним из них является Иван Яковлевич Таратынов, который трудился бригадиром строительного управления № 53 Бийского домостроительного комбината.

Свою трудовую деятельность Таратынов начинал в 16 лет, в далёкие послевоенные годы. Страна отстраивалась после лихолетья заново, поэтому вопрос о выборе будущей профессии перед Ваней не стоял. Иван Яковлевич начинал работать учеником плотника, до четвёртого разряда сумел поднять своё мастерство. Он овладел не только плотницким делом, но и   при случае мог подменить столяра, сварщика, монтажника, кровельщика.   Как лучшего бригадира его послали из Бийска помочь молодёжной стройке. Кто же мог знать, что Иван Яковлевич станет практически коренным жителем посёлка коксохимиков. Постепенно перебрались сюда и члены его бийской бригады.

Еще до того, как Иван Яковлевич приехал в Заринск, им был выработан свой кодекс чести: быть честным самому и того же требовать от членов бригады. Может, поэтому почти все работающие бок о бок с Иваном Яковлевичем были строителями широкого профиля.

Таратынов и его товарищи с особым чувством трудились в Заринске. Это ведь мечта каждого строителя — воздвигать совершенно новый город. Всё равно, что растить ребёнка, наблюдать, как он становится на ноги, взрослеет…

Иван Яковлевич никогда не оставался в стороне. Про него говорили: «Пробивной мужик! Любую дверь откроет, а своего добьётся». Да, двери он действительно открывал любые, но лишь затем, чтобы во всеуслышание сказать о недостатках, обратить на них внимание, быстрее двинуть вперёд дело. Яркое подтверждение тому — один случай, произошедший в бригаде Таратынова.

Для внутриквартирных перегородок применялись гипсобетонные панели и плиты. С ними чуть ли не всегда канитель. То пришлют одинаковых изделий сразу   на 2-3 дома, и они лежат, ждут своей очереди, то вообще поставки задерживаются. Но главное в другом. Качество панелей, как, говорится, хуже бы   можно, да некуда.  Состав слабый, крошится, а порой coвсем рассыпается.

Для укрепления приходится прибегать к цементному раствору, а то забирать перегородки в четверть кирпича. А это — дополнительные и немаленькие затраты.

Терпел-терпел Таратынов, обращался не раз по начальству — ничего не помогает. Собрался и махнул сам в Барнаул на КЖБИ-1, где изготавливали плиты.

Приехал. Здравствуйте -здравствуйте. Я такой-то. Оттуда. Что же вы нам как попало свои изделия присылаете, то густо, то пусто, то нет ничего? А на складе, как понял Таратынов, и рады бы отгружать в чёткой последовательности, но не знают, что вперёд, что после, что сегодня, что завтра. А ведь дома, в управлении, его уверяли, что связь с комбинатом живая, и графики согласуются обеими сторонами. Н-да… Сел Иван Яковлевич за стол и тут же расписал, прямо поэтажно, какие перегородки и в какие сроки им нужны.

А потом в цех пошёл, к рабочим: что же вы, друзья, брачок частенько гоните, не успеешь за плиту взяться, а она рассыпается? Те, было, оправдываться: материал плохой… Но Таратынова не проведёшь. «Получали мы однажды из Иркутска плиты, — сказал им, -так это плиты — звенят! Вот вам бы туда съездить, опыта понабраться!»

После этого привоз изделий упорядочился. Браку тоже меньше стало, хотя до хорошего ещё далеко. «Надо будет ещё разок туда сбегать, — говорит Иван Яковлевич. — Дорогу теперь знаю. Есть думка — договор с ними такой на соревнование заключить, чтобы общую ответственность поднять за качество строительства!»

В 2003 году в городе было землетрясение. Местные шутники смеялись, что город построен из бракованных плит да как попало, потому дома не развалились. А может наоборот? Не будь таким неугомонным Иван Яковлевич в свое время, может быть, не прошел бы для горожан без особых потерь этот природный катаклизм.

За добросовестный труд Таратынов награждён орденом Ленина, медалями «За доблестный труд», в ознаменование столетия со дня рождения В. И. Ленина.

Жизнь Ивана Яковлевича трагически оборвалась, а ведь жить бы ему ещё и жить…26 сентября 1981 года был пригожим осенним днем бабьего лета. Дела на строительстве очередного жилого дома шли своим чередом. Кран переносил плиты перегородок, плиты перекрытия, лестничные марши. И вот один из таких маршей оборвался и оборвал жизнь первостроителя…

Таратынов работал не за деньги, не за славу, а за совесть. Он считал, что интересы бригады — его кровные интересы, он ни на грамм не отделял себя от товарищей, несмотря на свои титулы. И поэтому не удивительно, что отпечаток его личности город будет хранить вечно в качестве той самой улицы Таратынова.