«Ведь если звезды зажигают — значит, это кому-нибудь нужно?»

Я,
как известно,
не делопроизводитель.
Поэт.
Канцелярских способностей у меня нет.
Но, по-моему,
надо
без всякой хитрости
взять за трубу канцелярию
и вытрясти.
Потом
над вытряхнутыми
посидеть в тиши,
выбрать одного и велеть:
«Пиши!»
Только попросить его:
«Ради бога,
пиши, товарищ, не очень много!»
В. Маяковский

       14 апреля 1930 года не стало русского советского поэта Владимира Владимировича Маяковского.
       Маяковский Владимир Владимирович (1893-1930) – русский поэт, драматург и сатирик, сценарист и редактор нескольких журналов, кинорежиссёр и киноактёр. Относится к числу величайших поэтов-футуристов ХХ века.

Рождение и семья

        Владимир появился на свет 19 июля 1893 года в Грузии в селе Багдати. Тогда это была Кутаисская губерния, в советское время посёлок носил название Маяковский, сейчас Багдати стал городом в Имеретинском регионе на западе Грузии.
        Отец, Маяковский Владимир Константинович, 1857 года рождения, родом был из Эриванской губернии, там он служил лесничим и имел в этой профессии третий разряд. Переехав в 1889 году в Багдати, он устроился работать в местное лесничество. Отец был мужчиной подвижным и высоким, с широкими плечами. Очень выразительное и загорелое у него было лицо; чёрные, как смоль, борода и волосы, зачёсанные набок. Обладал мощным грудным басом, который полностью передался сыну.
        Человеком он был впечатлительным, весёлым и очень приветливым, правда, настроение у отца могло меняться резко и очень часто. Знал он много острот и прибауток, анекдотов и пословиц, разных забавных случаев из жизни; в совершенстве владел русским, татарским, грузинским и армянским языками.
       Мама, Павленко Александра Алексеевна, 1867 года рождения, происходила из казаков, родилась в кубанской станице Терновская. Её отец, Алексей Иванович Павленко, был капитаном пехотного Кубанского полка, участвовал в русско-турецкой войне, имел медали и много воинских наград. Красивая женщина, серьёзная, с карими глазами и каштановыми волосами, всегда гладко зачёсанными назад.
        Сын Володя лицом был очень похож на мать, а манерами выдался весь в отца. Всего в семье родилось пятеро детей, но два мальчика умерли маленькими: Саша совсем в младенчестве, а Костя, когда ему было три годика, от скарлатины. У Владимира было две старшие сестры – Люда (1884 года рождения) и Оля (1890 года рождения).

Детские годы

       Из своего грузинского детства Володя вспоминал живописные красивые места. В селе протекала речка Ханис-Цхали, через неё был мост, рядом с которым семья Маяковских снимала три комнаты в доме местного жителя Кости Кучухидзе. В одной из этих комнат располагалась канцелярия лесничества.
         Помнил Маяковский, как отец выписывал журнал «Родина», к которому было юмористическое приложение. Зимой собирались в комнате семьёй, смотрели журнал и смеялись.
        Уже в четыре года мальчику сильно нравилось, чтобы ему перед сном что-то рассказывали, особенно стихи. Мама читала ему русских поэтов – Некрасова и Крылова, Пушкина и Лермонтова. А когда мать была занята и не могла почитать ему книгу, то маленький Володя начинал плакать. Если какой-то стих ему нравился, он запоминал его и потом громко декламировал звонким детским голосом.
Став чуть постарше, мальчик обнаружил, что если залезть в большой глиняный сосуд для вина (в Грузии их называли чурями) и там читать стихи, то получается очень гулко и громко.
        День рождения Володи совпадал с днём рождения отца. Всегда 19 июля у них собиралось много гостей. В 1898 году маленький Маяковский специально к этому дню выучил наизусть стихотворение Лермонтова «Спор» и прочитал перед гостями. Тогда же родители купили фотоаппарат, и пятилетний мальчик сочинил свои первые поэтические строки: «Мама рада, папа рад, что купили аппарат».
К шести годам Володя уже умел читать, выучился он самостоятельно, без посторонней помощи. Правда, первая полностью прочитанная им книжка «Птичница Агафья», которую написала детская писательница Клавдия Лукашевич, мальчику совсем не понравилась. Однако она не отбила у него охоты читать, делал он это с упоением.
        Летом Володя набивал полные карманы фруктов, прихватывал что-то съестное для своих друзей-собак, брал книгу и оправлялся в сад. Там он располагался под деревом, укладывался на живот и мог в такой позе читать целый день. А рядом его любовно охраняли две-три собаки. Когда темнело, он переворачивался на спину и мог часами рассматривать звёздное небо.
        С ранних лет помимо любви к чтению мальчик пробовал делать первые изобразительные наброски, а также проявлял находчивость и остроумие, что очень поощрял отец.

Учёба

       Летом 1900 года мама повезла семилетнего Маяковского в Кутаис, чтобы подготовить к поступлению в гимназию. С ним занималась мамина подруга, обучался мальчик с большой охотой.
       Осенью 1902 года он поступил в Кутаисскую классическую гимназию. Во время учёбы Володя пробовал писать свои первые стихи. Когда они попали к его классному наставнику, тот отметил у ребёнка своеобразный стиль.
       Но стихи на тот момент привлекали Маяковского меньше, чем художество. Рисовал он всё, что видел вокруг, особенно удачно получались у него иллюстрации к прочитанным произведениям и карикатуры на семейный быт. Сестра Люда как раз готовилась поступать в Москву в Строгановское училище и занималась с единственным в Кутаисе художником С. Краснухой, окончившим Петербургскую Академию художеств. Когда она попросила Краснуху посмотреть рисунки брата, он велел привести мальчика и стал обучать его бесплатно. Маяковские все же предположили, что из Володи выйдет художник.
       А в феврале 1906 года семью постигло страшное горе. Сначала была радость, отца назначили главным лесничим в Кутаис и все были счастливы, что теперь будут жить семьёй в одном доме (ведь Володя и сестра Оленька в то время учились там в гимназии). Папа в Багдати готовился сдавать дела и подшивал какие-то документы. Он уколол иголкой палец, но не обратил на эту мелочь никакого внимания и уехал в лесничество. Рука стала болеть и нарывать. Быстро и резко отец скончался от заражения крови, спасти его уже было нельзя. Не стало любящего семьянина, заботливого отца и хорошего мужа.
       Папе было 49 лет, энергия и силы переполняли его, он никогда до этого ничем не болел, поэтому трагедия стала такой неожиданной и тяжёлой. Вдобавок ко всему в семье не было никаких денежных накоплений. Отец не доработал до пенсии один год. Так что Маяковским пришлось распродавать мебель, чтобы покупать продукты. Старшая дочь Людмила, которая училась в Москве, настаивала, чтобы мама с младшими переезжала к ней. Маяковские заняли у хороших знакомых двести рублей на дорогу и навсегда уехали из своего родного Кутаиса.

Москва

       Этот город сразил юного Маяковского наповал. Мальчик, выросший в глуши, был в шоке от размеров, многолюдья и шума. Его поражали конки в два этажа, освещение и лифты, магазины и автомобили.
       Мама с помощью знакомых устроила Володю в Пятую классическую гимназию. По вечерам и воскресным дням он посещал художественные курсы при Строгановском училище. А ещё юноша буквально заболел кино, он мог за один вечер сходить сразу на три сеанса.
       Вскоре в гимназии Маяковский стал посещать социал-демократический кружок. В 1907 году члены кружка выпустили нелегальный журнал «Прорыв», для которого Маяковский сочинил два стихотворных произведения.
        А уже в начале 1908 года Володя поставил родных перед фактом, что он бросил гимназию и вступил в социал-демократическую рабочую партию большевиков.
       Он стал пропагандистом, три раза Маяковского арестовывали, но отпускали, так как он был несовершеннолетним. За ним был установлен надзор полиции, стражи дали ему кличку «Высокий».
Находясь в заключении, Владимир опять начал писать стихи, причём не единичные, а большие и много. Написал толстую тетрадь, которую сам потом признал началом своей поэтической деятельности.
       В начале 1910 года Владимира освободили, из партии он ушёл и поступил на подготовительный курс Строгановского училища. В 1911 году начал обучение в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Здесь он в скором времени стал членом поэтического клуба, примкнув к футуристам.

Творчество

       В 1912 году в сборнике футуристической поэзии «Пощёчина общественному вкусу» был опубликован стих Маяковского «Ночь».
В литературно-артистическом подвале «Бродячая собака» 30 ноября 1912 года Маяковский впервые выступил публично, он декламировал свои стихотворения. А следующий 1913 год ознаменовался выходом его первого поэтического сборника под названием «Я».
       С членами клуба футуристов Владимир отправился в турне по России, где читал свои стихи и лекции.
       Вскоре о Маяковском заговорили, и повод для этого был, одно за другим он создавал свои такие разные произведения:

      — бунтарское стихотворение «Нате!»;
      — красочный, трогательный и чуткий стих «Послушайте»;
      — трагедия «Владимир Маяковский»;
      — стих-пренебрежение «Вам»;
      — антивоенные « Я и Наполеон», «Мама и убитый немцами вечер».

       Октябрьскую революцию поэт встретил в штабе восстания в Смольном. С первых же дней он стал активно сотрудничать с новой властью:
       В 1918 году стал организатором группы коммунистических футуристов «Комфут».
       С 1919 по 1921 годы работал поэтом и художником в Российском телеграфном агентстве (РОСТА), участвовал в оформлении сатирических агитационных плакатов.
       В 1922 году стал организатором Московской ассоциации футуристов (МАФ).
       С 1923 года был идейным вдохновителем группы «Левый фронт искусств» (ЛЕФ) и трудился главным редактором в журнале «ЛЕФ».
      Революционным событиям он посвятил множество своих произведений:

       — «Ода революции»;
       — «Наш марш»;
       — «Рабочим Курска…»;
       — «150 000 000»;
       — «Владимир Ильич Ленин»;
       — «Мистерия-буфф».

       После революции Владимира всё сильнее привлекало кино. Лишь в 1919 году было снято три кинофильма, в которых он выступил в качестве сценариста, актёра и режиссёра.
       С 1922 по 1924 годы Владимир путешествовал за границей, после чего написал цикл стихотворений под впечатлениями о Латвии, Франции, Германии.
       В 1925 году он совершил продолжительное американское турне, посетив при этом Мексику и Гавану и написав очерк «Моё открытие Америки».
       Вернувшись на родину, объездил весь Советский Союз, выступая перед различными аудиториями. Сотрудничал со многими газетами и журналами:

        — «Известия»;
        — «Красная Нива»;
        — «Комсомольская правда»;
        — «Крокодил»;
        — «Новый мир»;
        — «Огонёк»;
        — «Молодая Гвардия».

       За два года (1926-1927) поэт создал девять сценариев к кинофильмам. Мейерхольд поставил две сатирические пьесы Маяковского «Баня» и «Клоп».

Смерть

       К 1930 году многие стали поговаривать, что Маяковский исписался. На его выставку «20 лет работы» не пришёл никто из руководителей государства и видных литераторов. Он хотел поехать заграницу, но ему отказали в визе. Ещё ко всему добавились болезни. Маяковский был в депрессии и не выдержал такого угнетающего состояния.
       14 апреля 1930 года он совершил самоубийство, застрелившись из револьвера. Три дня в Дом писателей шёл нескончаемый поток людей, там проходило прощание с Маяковским. Его похоронили на Новом Донском кладбище, а в 1952 году по просьбе старшей сестры Людмилы прах перезахоронили на Новодевичьем кладбище.

А вы могли бы?
Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

От усталости
Земля!
Дай исцелую твою лысеющую голову
лохмотьями губ моих в пятнах чужих позолот.
Дымом волос над пожарами глаз из олова
дай обовью я впалые груди болот.
Ты! Нас — двое,
ораненных, загнанных ланями,
вздыбилось ржанье оседланных смертью коней.
Дым из-за дома догонит нас длинными дланями,
мутью озлобив глаза догнивающих в ливнях
огней.
Сестра моя!
В богадельнях идущих веков,
может быть, мать мне сыщется;
бросил я ей окровавлнный песнями рог.
Квакая, скачет по полю
канава, зеленая сыщица,
нас заневолить
веревками грязных дорог.

Послушайте!
Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают —
значит — это кому-нибудь нужно?
Значит — кто-то хочет, чтобы они были?
Значит — кто-то называет эти плевочки
жемчужиной?
И, надрываясь
в метелях полуденной пыли,
врывается к богу,
боится, что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку,
просит —
чтоб обязательно была звезда! —
клянется —
не перенесет эту беззвездную муку!
А после
ходит тревожный,
но спокойный наружно.
Говорит кому-то:
«Ведь теперь тебе ничего?
Не страшно?
Да?!»
Послушайте!
Ведь, если звезды
зажигают —
значит — это кому-нибудь нужно?
Значит — это необходимо,
чтобы каждый вечер
над крышами
загоралась хоть одна звезда?!

Маяковский Владимир Владимирович